ИТОГИ РАБОТЫ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В 2018 ГОДУ

По информации Госстата, промышленное производство в 2018 году выросло по сравнению с предыдущим годом на 1,1%.

13/02/2019
Моніторингові продукти
ИТОГИ РАБОТЫ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В 2018 ГОДУ

По итогам января-декабря 2018 года умеренный рост зафиксирован и в добывающей (+2,1%), и в перерабатывающей (+0,2%) промышленности, а также в топливно-энергетическом комплексе (+2,8%).Вместе с тем, прошлогоднее промышленное производство – это всего 81,6% от того, что было произведено в промышленности за аналогичный период 2013 года(в сопоставимых величинах, без Крыма и зоны АТО) , и 78,1% - от уровня 2012 года, когда многие отрасли промышленности (от вагоностроения до пищевой) уже начали ощущать на себе первые последствия тогда только набиравшей оборот «торговой войны» с РФ.

При нынешних темпах роста промышленного производства выйти на уровень 2013 году удастся только в 2037 году (!), и то при условии сохранения сегодняшней благоприятной для Украины конъюнктуры на внешних рынках.

При этом при соблюдении текущей динамики роста ТЭК восстановится до уровня 2013 года лишь в 2026 году, добывающая отрасль – к 2035 году, а перерабатывающая промышленность - ориентировочно в 2089 году!Это означает, что в ближайшие полстолетия Украина будет углублять крен в сторону функционирования преимущественно сырьевой экономики, которая базируется на добыче и реализации сырья с крайне незначительной степенью переработки!

Промышленное производство сократилось в 9 из 25, т.е. каждом третьем регионе страны. Более-менее заслуживающий внимания двузначный рост зафиксирован только в Сумской (+10,4%), Ивано-Франковской (+10,0%) и Черновицкой (+5,5%) областях – не самых мощных индустриальных регионах страны. 

Наибольшее падение промпроизводства ожидаемо достигнуто в Луганской области – минус 18,0% по сравнению с 2017 годом. Деиндустриализация этого региона приобрела просто угрожающий характер – в 2018 года регионом выпущено промышленной продукции в объеме, который составляет всего 15,5% от уровня аналогичного периода 2013 года, и лишь 13,0% от уровня десятилетней давности, когда уже вовсю бушевал мировой финансовый кризис, глубоко затронувший и Украину.

Наибольшими темпами сокращались объемы выпуска промышленной продукции также в Одесской (-8,2%), Хмельницкой (-4,8%), Ровенской (-4,7%), Житомирской (-2,7%) областях, а также г. Киеве (-2,2%).

По итогам 2018 года промышленное производство в Донецкой области составило всего 43,4% от уровня 2013 года, в г. Киеве – 79,5%, в Днепропетровской области -  86,6%, в Сумской – 88,8%, Черниговской – 89,3%, Полтавской – 89,7%. На этом фоне не особо радует факт, что промпроизводство в Житомирской области выросло за последние пять лет на 32,7%, в Винницкой – на 26,4%, в Тернопольской – на 26,2%.

Рост показали 12 базовых отраслей, но лишь в химической (+16,5%), и транспортном машиностроении (+9,5%) его масштабы можно было бы посчитать хорошим результатом.

Вместе с тем, сократили объемы производства отрасль электромашиностроения (-17,8%), легкая промышленность (-4,6%),  отрасль производства компьютеров, электронной и оптической продукции (-3,3%), пищевая промышленность (-1,9%)…

Невзирая на рост, пока не удалось и близко компенсировать позапрошлогодние падения в горнодобывающей и коксохимической промышленности. Угледобыча выросла всего на 4,0% после падения -16,3% годом ранее, добыча металлических руд – на +2,3% после -6,3%, коксохим и нефтепереработка - +3,3% после -14,8%. 

Продолжают игнорироваться системные проблемы углепрома, невзирая на то, что уголь до последнего времени (до блокады Донбасса) оставался единственным энергоносителем, по которым у нас была обеспечена энергонезависимость от импорта. План по добыче угля на подконтрольных государству шахтах недовыполнен на 10,3%, отрасль – в числе лидеров по зарплатным долгам (которые, невзирая на выделенную целевую бюджетную поддержку на их погашение колеблются вокруг отметки в полмиллиарда гривен), усиливается зависимость от поставок импортного угля, но это в правительстве мало кого волнует. Практически позабыта и брошена на произвол судьбы единственная строящаяся за годы Независимости шахта «Нововолынская №10», которая уже через год после ее ввода в эксплуатацию могла бы выдавать на гора около 1 млн. тонн угля…

Даже в тех отраслях, где формально достигнут рост – тоже далеко не все однозначно.

§ В горно-металлургической промышленности(+2,3%) – на 2,9% сократилась добыча железных не агломерированных руд, на 0,3% - не агломерированных железорудных концентратов, на 6,2% - производство форм для производства бесшовных труб из нелегированной стали, на 8,3% - полуфабрикатов для производства бесшовных труб из легированной стали, на 3,4% - готового проката черных металлов, на 17,7% - тонкостенных стальных труб и трубок, на 6,9% - железного и стального провода, на 3,6% - конструкций из листового металла, на 9,7% - котлов центрального отопления, на 20,4% - металлических резервуаров.

В химической промышленности(+16,5%) – на 14,5% уменьшилось производство спирта этилового не денатурированного, на 2,6% - бензола, толуола, на 3,8% - пластифицированного поливинилхлорида, на 1,7% - красок и эмалей на водной основе, на 11,2% - красок и эмалей на основе сложных полиэфиров, на 15,9% - туалетной воды, на 16,7% - туалетного мыла.

В транспортном машиностроении(+9,5%) – на 22,4% сократилось производство легковых автомобилей, на 72,8% - грузовых автомобилей, на 19,1% - транспортировочных контейнеров, на 2,8% - прицепов и полуприцепов, на 5,2% - кузовов.

В сельскохозяйственном машиностроении– на 26,2% уменьшилось производство тракторов, на 22,6% - распушителей и культиваторов, на 34,4% - дисковых борон, на 33,1% - сеялок, на 15,2% - промышленного оборудования для переработки мяса птицы[1], и т.д.

В целлюлозно-бумажной промышленности(+1,8%) – на 2,7% сократился выпуск древесины лиственных пород, на 4,9% - производство шпона и фанеры, на 11,8% - паркета щитового, на 8,7% - деревянных окон, дверей и рам, на 6,7% - гофрированной бумаги и картона, на 14,4% - обоев, на 2,6% - туалетной бумаги.

В коксохимической и нефтеперерабатывающей промышленности(+3,3%) – производство топливного мазута уменьшилось на 30,4%, выпуск сжиженного пропана и бутана – на 0,4%.

Еще хуже ситуация в отраслях, в целом сокративших объемы производства, где проблемных позиций еще больше.

В пищевой промышленности(-1,9%, хотя по итогам первого квартала здесь был рост +2,9%) – на 2,2% сократилось производство мяса свежего и охлажденного говяжьего, на 9,3% - свежей и охлажденной свинины, на 17,1% - мороженной свинины, на 19,5% - свежей и охлажденной курятины в тушках и на 10,9% - разделанной курятины, на 1,9% - смесей соков фруктовых и овощных, на 7,7% -  нерафинированного подсолнечного масла, на 3,3% - маргарина, на 3,1% - нежирного молока и сливок, на 1,7% - сливочного масла, на 13,9% - муки, на 9,6% - хлеба и хлебобулочных изделий, на 2,9% - печенья, на 12,6% - сахара, на 8,3% - какао-содержащих кондитерских изделий, на 3,8% - карамели, на 2,2% - соусов, на 5,5% - молоко-содержащих продуктов, на 5,7% - коньяков, на 7,1% - водки. Сокращение производства ожидаемо привело к продолжению роста цен на продукты питания. При таких тенденциях пищепром уже в ближайшем будущем не только не сможет расширять присутствие на внешних рынках, но вскоре начнет терять и собственный внутренний…

- Влегкой промышленности(-4,6%) – зафиксировано сокращение производства шерстяной пряжи на 16,6%, тканей из синтетических ниток – на 1,2%, одеял и пледов – на 4,2%, постельного белья – на 9,8%, нетканых материалов – на 10,9%, платьев трикотажных - на 5,2%, мужских пальто и плащей – на 5,2%, мужских костюмов и комплектов – на 10,0%, мужских пиджаков и блейзеров – на 7,9%, женских пальто и плащей – на 4,5%, женских жилетов и курток – на 26,8%, женских жакетов и блейзеров – на 7,6%, женских платьев – на 10,2%, колгот – на 4,1%, женской кожаной обуви – на 4,9%, мужской кожаной обуви – на 7,1%, домашней обуви и тапочек – на 16,8%.

- Хватает проблем в отраслистройматериалов: добыча известняка сократилась на 10,7%, строительных и глинистых песков – на 15,5%, производство неогнеупорного кирпича – на 11,8%, портланд-цемента – на 1,0%, цементных блоков и кирпича – на 11,9%, элементов строительных конструкций из цемента, бетона и искусственного камня – на 7,1%, бетонных растворов – на 4,2%, асфальтного и битумного материала - на 7,1%.

Речь не идет о какой-то новой, трудоемкой, технологически неподъемной в условиях кризиса промышленной продукции – мы теряем объемы производства того, что выпускалось всего 12 месяцев назад, а его реализация давала людям рабочие места, а бюджету – налоговые поступления!

Если же оглянутся на 5 лет назад и сравнить результаты работы промышленности в 2018 и 2013 гг. (в сопоставимых параметрах – без Крыма и зоны АТО) – ситуация выглядит совсем пессимистично:

- Добыча угля за этот период сократилась на 56,2%, добыча металлических руд – на 16,7%, добыча нефти и газа – на 6,3%.

- Производство хлеба и хлебобулочных изделий упало на 30,0%, какао и шоколада – на 27,4%, мучной и крупяной продукции – на 15,4%, пряностей и приправ – на 15,1%, производство напитков – на 17,7%.

- Объемы выпуска кожано-галантерейной продукции сократились на 28,2%, обуви – на 23,0%.

- Производство коксохимической продукции уменьшилось на 39,1%, резиновых изделий – на 12,7%, стекла – на 12,9%, огнеупоров – на 26,5%, фарфоро-керамической продукции – на 19,9%.

- Металлургическое производство сократилось на 27,4%, производство компьютеров и электроники – на 27,5%, электрооборудования – на 26,7%, выпуск бытовых изделий – на 38,1%, производство автотранспортных средств – на 67,5%, продукции локомотиво- и вагоностроения – на 56,1%, производство ювелирных изделий – на 65,4%.

- На 19% уменьшились объемы промышленного производства в ТЭК, в т.ч. на 20,4% - производство электроэнергии, на 32,0% - производство и распределение газа.

В то время как все страны мира стремятся к расширению импортозамещения – Украина сворачивает объемы производства отечественной продукции, и эта ниша достаточно быстро заполняется импортной, генерируя доходы, рабочие места и зарплаты иностранным товаропроизводителям.

Украина постепенно смирилась с медленным вымираниемавиационной отрасли(в последние годы устойчиво производящей на трех своих заводах по одному, максимум два самолета, а за последние четыре года – не имеющие ни одного серийного заказа). Поездки украинских делегаций на авиасалоны с разработками прошлого десятилетия и макетом неувядающего, но существующего в единственном экземпляре уникального АН-224 «Мрия», уже давно не впечатляют не только иностранных, но даже и отечественных заказчиков – а в Украине сертификат авиаэксплуатанта имеют более 50 субъектов, из которых лишь четыре располагают собственными самолетами.

В тяжелом состоянии находитсясудостроение(по факту и результатам деятельности – отрасль уже впору переименовывать в судоремонтно-судопокрасочную). Последнее пассажирское речное судно было спущено со стапелей еще в начале 90-х годов минувшего столетия. Буксиры и баржи для «Нибулона», пару небольших десантных катеров для ВМС плюс пара танкеров, строящихся в Херсоне и Николаеве – вот нынешний предел заказов отечественного судостроения, в последние годы СССР ежегодно спускавшего на воду по полсотни средних и крупных гражданских суден и военных кораблей (включая легендарные авианосцы).

Примерно так же себя чувствуютавтомобилестроение(в которой более-менее работает один, временами два завода из семи, остальные с каждым месяцем все ближе и ближе к банкротству),ракетно-космическая отрасль(в которой из более полусотни предприятий – только три прибыльны, а некогда флагманы отрасли заводы «Южмаш» и «Арсенал» сидят глубоко в убытках).

Продолжающая пребывать в кризисе промышленность не в состоянии не то что развиваться – ей не хватает средств даже для своевременной выплаты зарплаты занятым в этом секторе экономики. Всего за 2018 год долги по зарплате по промывшленности выросли на 13,3%, составив почти 2,1 млрд. грн.

2018 год запомнится и началом череды знаковых банкротств некогда «голубых фишек» украинской промышленности. В июле был объявлен банкротом Николаевский судостроительный завод (бывш. «Океан»), его имущество было продано за 4,4 млн. дол. США. В октябре стартовал процесс банкротства лидера в сегменте производства грузовых автомобилей – ПАО «АвтоКрАЗ». В декабре суд запустил процедуру банкротства крупнейшего производителя шин в стране – ПАО «Росава», за которым зависло 20,58 млрд. грн. кредиторской задолженности. В результате анализа, опубликованного НБУ в декабре 2018 года, из 5731 компании крупного и среднего бизнеса, на которые приходится 70% от всех доходов юрлиц, почти 1,3 тысячи были квалифицированы как «зомби» и «инфицированные», т.е. кандидаты в банкроты, за которыми - 61% всего долга и 58% банковских кредитов.В связи с этим крайне актуализируется вопрос – кого следующего потеряет Украина в наступающем году?«АвтоЗАЗ», выпустивший в 2018 году всего ОДИН легковой автомобиль – по признанию специалистов «для проверки работоспособности конвейера»? Киевский / Харьковский авиазаводы, за четыре года так и не запустившие «в серию» ни одну модель? Николаевский судостроительный завод (бывш. им. 61 коммунара), с 2009 года не спустивший на воду ни одного судна, и обремененный содержанием тоже «бывшего» почти готового ракетного крейсера «Украина», в 2011 году лишенного даже названия? Кто-то из пяти годами неработающих нефтеперерабатывающих завода?

Факторы, оказавшие негативное влияние на развитие промышленности в 2018 году, были заранее известны и спрогнозированы экспертами:

- Рост издержек производства, вызванный ростом цен на сырье и энергоносители и административным повышением минимальной заработной платы, снижающий конкурентоспособность продукции.

- Неудовлетворительный бизнес-климат, сдерживающий прирост инвестиций.

- Недоступность кредитования. Гривневые кредиты под 20% годовых в условиях, когда рентабельность в среднем по промышленности составляла по итогам января-сентября 2018 года всего 7% - это изначально неработающая схема для 99% промышленных предприятий.  

Часть из этих факторов можно было бы нивелировать, если бы Государство предложило четкую долгосрочную стратегию развития промышленности, определилось с приоритетами и сконцентрировало на них достаточные объемы прямой и / или косвенной господдержки. Но ничего этого нет и в помине.

Восстановление промышленности будет и в 2019 году сдерживаться рядом системных факторов, перекочевывающих из года в год.

Во-первых, это отсутствие государственной стратегии развития промышленности.Ныне ключевым программным документом для сектора является Концепция общегосударственной целевой программы развития промышленности на период до 2020 года, утвержденная в декабре 2013 года[2], и в значительной мере уже устаревшая. Осенью 2016 года по инициативе В.Гройсмана был создан Национальный комитет по промышленному развитию, который возглавил лично Премьер-министр. Со стороны комитета не раз звучали обещания представить до конца 2017 года новую промышленную стратегию Украины. По состоянию на начало февраля 2019 года имеется некий драфт будущей стратегии, датированный мартом прошлого года[3], и на нынешний момент неутвержденный. Дойдут ли до него руки у правительства в год двойных выборов – большой вопрос. Отсутствие стратегического программного документа, который был четко показал – какие отрасли государство Украина считает своим приоритетом, как планирует их развивать и стимулировать – четкий негативный сигнал для инвестора. Крупные промышленные проекты – это миллиарды долларов, окупаемые далеко не за год, а потому ждать от инвесторов вложений в такие проекты в условиях полной неопределенности – довольно бессмысленно. Да и сама по себе принятие Стратегии – это всего лишь старт длительной работы по приведению к общему знаменателю десятков различных разрозненных даже по срокам отраслевых подпрограмм, а главное – поиск источников финансирования. С последним в последние годы было традиционно все очень трудно. Яркий пример – возрожденная программа строительства корветов, под которую пообещали на 2018 год выделить почти 1,4 млрд. грн., а по факту – не дали ни копейки…

Во-вторых, это неэффективность нынешней модели господдержки.Ныне предпочтение отдается разовым, в основном пожарным мерам – выделить бюджетные деньги углепрому на погашение долгов по зарплате, помочь «Южмашу» рассчитаться за потребленную электроэнергию и тому подобное. Системной же политики господдержки промышленности, несмотря на то, что уже полтора года как вступил в силу закон, позволяющий это делать, не нарушая правила ВТО и другие международные обязательства –до сих пор нет. Уже несколько лет действуют льготы для предприятий авиа- и судостроения (налоговые, таможенные). И тем не менее на выходе – единичные заказы (ни одного серийного) на самолеты, единицы выпускаемых (а в основном ремонтируемых) судов. И почему-то ни у кого не доходят руки поинтересоваться – что не так в системе господдержки промышленности? Почему не работают предоставленные льготы? Может этим отраслям нужны совершенно другие преференции? Так и не заработало экспортно-кредитное агентство, а всего в 2019 году государство предложило выделить на поддержку экспорта украинской продукции сумму, составляющую 0,000009% от ожидаемых объемов экспорта в 2019 г. (63 млрд. дол.).

В-третьих, это углубление проблем производственно-финансового характера: 1) высокая энерго- и ресурсоемкость, а также старение основных фондов, на которых все сложнее выпускать конкурентоспособную продукцию; 2) упомянутая недоступность кредитов, и твердая позиция НБУ в отношении неготовности к существенному снижению учетной ставки для оживления кредитования; 3) логистические проблемы, прежде всего сгенерированные «Укрзализныцей»: многие предприятия из-за неудовлетворения заявок на тягу и вагоны теряют миллионы гривен, будучи не в состоянии ни завезти комплектующие и сырье, ни вывезти готовую продукцию; 4) убытки прежних лет, которые не дают предприятиям возможности для развития (в 2014-16 гг. совокупные убытки промышленных предприятий составили -355,4 млрд. грн., в то время как полученная прибыль за 2017-9мес2018 – всего 191,3 млрд. грн.); 5) катастрофические зарплатные долги в размере почти 2,1 млрд. грн. и т.д.Особо следует обратить внимание на обострившуюся проблему дефицита рабочей силы, усиленного по причине резко возросшей трудовой миграции.Яркий пример – кейс Одесского припортового завода. Это предприятие за последние два года предприняло уже десяток попыток запустить производство. В одних случаях удавалось поработать несколько месяцев, в других – завод останавливался уже через пару дней после пуска из-за выхода из строя критического оборудования. Разочаровавшись в перспективах, в 2018 году с предприятия уволилось около тысячи специалистов. Сейчас производится очередная попытка восстановить производство, и по мнению первого заместителя директора – она будет последней. При нынешнем оттоке кадров, если завод остановится еще раз – его будет попросту невозможно безопасно запустить из-за отсутствия необходимых как инженерно-технических кадров, так и персонала рабочих профессий…

В-четвертых, это недостаточное внимание к развитию науки (фундаментальной и прикладной), ориентированной на промышленный сектор, и ее в силу этого постепенная деградация. Выжить в современных условиях для промышленности можно лишь выпуская высокотехнологичную, инновационную продукцию. Делать это в отрыве от науки – нереально, но разрыв между наукой и производственным сектором, научными разработками и их внедрением и коммерциализацией остается довольно значительным. Бюджетное финансирование науки в 2018 году хоть и увеличилось по сравнению с предыдущим годом на 27,2%, достигнув 6173,8 млн. грн., но вместе с тем – это лишь 0,19% от ожидаемого ВВП, и эквивалент всего 227 млн. дол. США. Промышленным предприятиям, находящимся в долгах и зачастую неспособных вовремя платить хотя бы зарплату, резко нарастить инвестиции в науку вряд ли удастся. Чтобы не углубить отставание – нужно уже в ближайшие годы обеспечить инвестирование в науку за счет бюджета не менее 1,5-2% ВВП (как во Франции, Германии, Великобритании, а в Австрии, Дании – этот показатель еще выше). В то же время в «амбициозных» планах профильного министерства – попытаться выйти на показатель 0,5% ВВП в 2020 году… 

Отсутствие стратегии развития промышленности , неэффективность ныне действующих систем господдержки отдельных отраслей, глубокие проблемы финансово-производственного характера (порой приводящие к банкротству знаковых предприятий), крайне недостаточные объемы инвестиций и недоступность кредитных ресурсов, сохранение разрыва между наукой и производством, провоцирующее снижение конкурентоспособности отечественной промышленной продукции – основные факторы, которые и в 2019 году будут сдерживать темпы восстановления промышленного производства.

НоСЭП

[1]Вышеупомянутые позиции – тревожный сигнал для отечественных аграриев: сокращение производства отечественной аграрной техники вынудит прибегнуть к увеличению ее экспорта со всеми ожидаемыми негативными составляющими – удорожанием себестоимости сельскохозяйственной продукции, созданием дополнительной нагрузки на гривну и т.д., что в конечном итоге будет препятствовать дальнейшему ускорению роста в этом чрезвычайно важном для страны секторе экономики

[2]https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/603-2013-%D1%80

[3]http://search.ligazakon.ua/l_doc2.nsf/link1/NT4284.html